Новый венчурный фонд, выигравшие от пандемии стартапы и перспективы биотехнологий: интервью главы Дальневосточного фонда высоких технологий Руслана Саркисова порталу tvoidv.ru

Генеральный директор Дальневосточного фонда высоких технологий Руслан Саркисов в интервью tvoidv.ru рассказал о влиянии пандемии на работу IT-проектов, об открывшихся возможностях для предпринимателей, перспективных направлениях развития и о создании нового фонда для поддержки стартапов. 

НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ПРИ ПАНДЕМИИ

– Как пандемия повлияла на работу вашего фонда? 

– Быстро перестроить работу пришлось и нам самим, и нашим портфельным компаниям. Пандемия по-разному повлияла на тех, кто производит какую-то «осязаемую» продукцию, и на тех, кто работает в сфере IT: у кого-то были сложности с поставками, кому-то пришлось поменять бизнес-модель. Но в итоге все смогли встроиться в новые реалии, открыли для себя новые ниши. 

С нашей же стороны появилась необходимость чаще собирать советы директоров в компаниях. Если раньше можно было делать это один раз в два-три месяца, теперь порой приходится на ежедневной основе. Все для того, чтобы более динамично реагировать на возникающие вызовы. 

– Есть ли примеры компаний, которые «выиграли» на фоне пандемии и приобрели новый положительный опыт? 

– Выиграли или не выиграли – покажет лишь время. Но, действительно, некоторые открыли для себя новые возможности, смогли вовремя среагировать. 

Наша первая инвестиция – хабаровская компания Hotlead – вместе с «Почтой России» запустила пилотный проект в 55 отделениях по Дальнему Востоку от Хабаровска до Камчатки. Ими разработан голосовой бот-планировщик, который позволяет людям получать посылки на дом, не приходя в само отделение. Сейчас, на фоне борьбы с эпидемией, это особенно важно: такие меры снижают концентрацию людей в одном месте. В будущем компания планирует распространить свой сервис на все регионы России. 

Еще одна компания, которая смогла быстро найти новую нишу – сахалинский «Визитек». В нее мы тоже проинвестировали в прошлом году. Компания специализируется на разработке систем по обеспечению безопасности на промпроизводствах и разработала программно-аппаратный комплекс «Антипандемия». Система способна отслеживать геолокацию, проводить термоконтроль, позволяет организовать электронный документооборот – все это помогает обеспечить непрерывность работы промышленных производств даже в условиях ограничительных мер. 

Еще один пример – производитель сервисных роботов «Промобот», с которым мы начали сотрудничать в марте. В ответ на запрос рынка они выпустили специализированные модули входных групп с распознаванием лиц и термоконтролем: они могут заменить даже привычные пропускные пункты. Функция термоконтроля позволяет быстро определить, болен человек или нет, проинформировать ответственных сотрудников. Работает это так: человек приходит, модуль идентифицирует его по лицу или по голосу, меряет температуру, а затем разрешает или запрещает пропуск, в зависимости от результатов. Сейчас два таких модуля едут на Билибинскую АЭС, ведутся переговоры с предприятиями еще в пяти регионах Дальнего Востока. 

– На фоне пандемии новый импульс получили технологии телемедицины. Есть ли у вас на примете проекты, работа которых направлена на сохранение здоровья жителей Дальнего Востока? 

– Такие проекты есть. И речь идет не только про телемедицину, но и про различные биотехнологии. В Якутии мы следим за успехами компании Sciberia. Её разработка позволяет диагностировать пневмонию, в том числе коронавирусную, по снимкам КТ с помощью нейросетей. Взаимодействуем и с бурятской компанией «ДРД», производителем зарегистрированных экспресс-тестов для выявления повреждений головного мозга. Предприниматели смогли оперативно отреагировать и сделали аналогичный продукт для выявления антител к коронавирусу. Когда разработка отправится в производство – это будут самые оперативные российские тесты. 

КАК ФОНД ОТБИРАЕТ ПРОЕКТЫ

– Ваш фонд пока еще относительно молод. Появились ли за минувшие два года работы однозначно успешные кейсы?  

– Действительно, фонд был создан по поручению Президента России Владимира Путина в 2018 году, нам еще только предстоит отметить двухлетие своего существования. Но уже сейчас в нашем портфеле 9 одобренных проектов на общую сумму порядка 1,2 млрд рублей, 6 профинансированных проектов – им выделено около 700 млн рублей. Пожалуй, об «успехе» пока говорить рано, об этом можно будет судить через два-три года. К тому времени компании подрастут, станут более основательным, фонд сможет найти покупателя на свою долю в этих проектах. Тем не менее, мы видим хорошую динамику: те компании, в которые мы инвестировали, достаточно активно развиваются, у них слаженные профессиональные команды. 

Отрадно, что интерес к работе на Дальнем Востоке проявляют не только дальневосточники, но и компании из Москвы, Перми и других регионов России. Этим компаниям, как, например, пермскому «Промоботу», интересно локализоваться в нашем регионе. Причины могут быть разные: это и близость к АТР, и преференции ТОР и СПВ. Сейчас, когда борьба идет буквально за каждый процент маржинальности, льготные режимы начинают играть серьезную роль. 

– Как устроен процесс отбора проектов? Как компания может к вам попасть? 

– Это достаточно просто – у нас на сайте есть для этого специальная форма, можно обратиться напрямую. На сегодняшний день для фокусировки усилий мы рассматриваем только проекты с доказанной бизнес-моделью, у которых уже есть определенная выручка. Заявки изучает инвестиционный комитет фонда, в который входят представители Минвостокразвития и всех наших вкладчиков: Фонда развития Дальнего Востока и Арктики, РОСНАНО и Российской венчурной компании. 

– Какие направления в ближайшем будущем будут востребованы на Дальнем Востоке? Как заинтересовать вас, как инвестора? 

– Я бы не отделял тренды Дальнего Востока от общемировых и общероссийских. То, что сейчас происходит в мире, влияет и на наш макрорегион. Пожалуй, самые востребованные направления инвестиций – онлайн-медицина и онлайн-образование. За последние месяцы в эти сферы пришло невиданное раньше количество пользователей: если раньше на переход от традиционных моделей потребовались бы долгие годы, сейчас пандемия вынудила всех переучиваться оперативно. 

В конце прошлого года, еще до новостей о коронавирусе, мы защищали стратегию фонда на следующие три года перед нашими акционерами и указали в качестве интересных для нас сфер медицинские и образовательные технологии. В итоге мы зашли в пандемию с отработанным портфелем по этим направлениям. Надеюсь, в течении 2-3 месяцев мы сможем анонсировать первые сделки: по одному телемедицинскому проекту уже одобрены основные условия. 

Пандемия выявила, что в сфере биотехнологий инвестиций было недостаточно. Мы видим, что за последнее время в мире появилось четыре крупнейших биотехнологических фонда с объемом ресурсов от $500 млн до $2 млрд каждый – инвесторы поняли привлекательность таких проектов. И мы здесь не исключение. У нас есть большая база проектов, с которыми мы сталкиваемся на Дальнем Востоке – они ранжированы по отраслям, по стадии роста. Чтобы вы понимали, биотехнологии находятся на втором месте по числу проектов после IT. 

ФОНД ПОДДЕРЖКИ ПРОЕКТОВ НА РАННИХ СТАДИЯХ

– В 2019 году на Восточном экономическом форуме Президент России Владимир Путин поручил создать новый венчурный фонд для поддержки технологических проектов на ранних стадиях. Как выполняется поручение? 

– Этот инструмент остро необходим – наш фонд инвестирует в компании только с доказанной бизнес-моделью, но мы видим большое количество проектов, у которых есть вполне жизнеспособный продукт, его нужно только доделать и протестировать рыночные гипотезы. Сейчас такие компании лишены инвестиционного лифта. Усилия по созданию нового фонда прилагает и вице-премьер Юрий Петрович Трутнев, и Минвостокразвития. 

Сейчас мы находимся на финишной прямой, думаю, он будет запущен в течение лета. Уже определены источники финансирования для первого этапа, базовые механизмы работы. Осталось лишь утвердить все эти вещи, прописать регламент и запускаться. Под него у нас подготовлен список достаточно проработанных проектов, которые смогут получить финансирование в первую очередь – до конца этого года. 

– Много ли на Дальнем Востоке проектов, которые могут претендовать на средства нового фонда? 

– Если говорить об общем списке, подготовленном нами – речь идет о 300-350 компаниях. Но наиболее проработаны из них примерно 100 проектов: у них уже есть продукт, который можно выводить на рынок. С 20 компаниями мы ведем переговоры по поводу возможных инвестиций. Проекты есть и из Якутии – та же самая Sciberia, из Хабаровского края – компания White Soft создала программное обеспечение для крупнейшего японского торгового дома Sojitz. Есть даже компании в сфере финансовых технологий и b2b-кредитования. 

РАБОТА С ТАЛАНТЛИВЫМИ ВЫПУСКНИКАМИ

– Ваш фонд также привлекает на Дальний Восток молодые компании из других регионов страны, помогает обжиться. Хватает ли им квалифицированных кадров? 

– С вопросом о кадрах к нам обращается практически каждая компания, с которой мы обсуждаем выход на Дальний Восток. С одной стороны, недостатка в кадрах в сфере IT нет – мы проводили в прошлом году исследование вместе с HeadHunter. Но это может быть вызвано как наличием большого числа выпускников-специалистов, так и небольшим спросом на такого рода работников. Наша задача – через локализацию серьезных технологических компаний сформировать спрос на эти профессии, на тех же выпускников, которые могли бы оставаться в регионе. 

– Как фонд взаимодействует с вузами? Есть ли какие-то студенческие стартапы? 

– Стартапы, конечно, есть. Недавно ДВФУ проводил конкурс, где мы выступали в качестве главного эксперта – были действительно интересные работы, которые мы взяли «на карандаш» для будущего венчурного фонда. Это, опять же, и пример нашего взаимодействия с университетами. Но профильно поддерживать проекты, вышедшие из университетских лабораторий, будет все же венчурный фонд – мы пока ориентированы на компании с выручкой. 

ПЕРСПЕКТИВЫ IT НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

– Вопрос от коллег из Якутии: республику часто называют IT-столицей Дальнего Востока, есть ли у фонда портфельные компании в регионе и какое развитие ждет эту отрасль? 

– Действительно, в Якутии есть большое количество IT-компаний. Мы видим, какую поддержку они получают на региональном уровне, и, пожалуй, лидерство в регионе – во многом, заслуга руководства республики, результат системной многолетней работы. Пример тому и IT-парк, и венчурная компания «Якутия», и разного рода меры поддержки. 

Возвращаясь к вашему вопросу, сейчас у нас в «портфеле» нет проектов из Якутии, но мы общаемся сразу с несколькими компаниями по поводу инвестиций. При чем сложилась такая ситуация как раз из-за развитого в республике IT-сектора: многим мы, может быть, и хотели бы дать денег, но они им уже не нужны, они самодостаточны. Многие из тех, с кем мы общаемся, опять же, больше подходят для инвестиций из венчурного фонда. 

– Якутия интересуется, могут ли российские университеты и школы перейти на онлайн-обучение на постоянной основе? 

– Этот вопрос скорее к профильным министерствам, но, на мой взгляд, технически такие возможности сейчас уже есть. Существует ряд образовательных платформ, в которых собраны обучающие курсы, задания, контрольные работы по целому спектру предметов – фактически, вся школьная программа. Впрочем, образование не ограничивается получением знаний, оно предполагает и умение вести себя в социуме, общение детей друг с другом. В особых же случаях, при пандемиях, для детей с ограниченными возможностями и в отдаленных поселках без школ – онлайн-образование уже сейчас способно заменить школьное. 

– Есть ли шанс закрепить выпускников IT-направлений на Дальнем Востоке? 

– Одна из целей создания нашего фонда – появление в регионе опорных технологических компаний-лидеров, вокруг которых будет расти экосистема, в которой будут работать выпускники и которая будет формировать запрос на новые высокотехнологичные кадры – в том числе и для того, чтобы сюда приезжали и оставались работать специалисты из других регионов. 

– Внедрение высокотехнологичных систем обычно стоит достаточно дорого. Привлечение технологий от молодых компаний обходится дешевле? 

– Если мы сделаем сравнение стоимости внедрения технологии для коммерческого сектора и государственного – частному бизнесу порой легче найти дополнительные ресурсы, но государственный сектор тоже может внедрять те или иные вещи на внебюджетной основе с помощью государственно-частных партнерств. Один из таких проектов – «Умный город». Мы сейчас прорабатываем его общую концепцию совместно с правительством Приморского края, совместно с частным инвестором и при поддержке Минвостокразвития. Планируем привлечь к проекту также банки, ФРДВ, работаем с ВЭБ.РФ. Таким образом, удастся без использования государственных средств внедрить технологии, которые позволят улучшить систему управления и жизнь граждан, упростить ведение бизнеса. 

В периметр проекта входит не только Владивосток, но и Артем, Находка, Уссурийск. Если нам удастся сделать столь комплексный проект в целом регионе, мы потом сможем масштабировать его и на весь Дальний Восток. Уже выразила заинтересованность Сахалинская область, подписано соглашение с Якутией, общаемся с Хабаровским краем. Надеемся запустить проект в Приморье до конца этого года.

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в vk